Вестник цифровой трансформации CIO.RU

Sever.AI: техномускулы для рекрутера
Sever.AI: техномускулы для рекрутера




11:12 02.11.2018  |  Николай Смирнов | 2404 просмотров



Азат Шамсутдинов, директор по цифровым технологиям Sever.AI, соискатель премии CDO Award — о развитии проекта, посвященного использованию искусственного интеллекта в рекрутинге и роли новых технологий в будущем HR.

Аналитики сходятся во мнении, что рынок вступил в стадию формирования экосистем, в рамках которых все действующие лица будут получать удобные и взаимовыгодные сервисы. Финтех эту стадию уже практически прошел, а остальным направлениям предстоит преодолеть этот путь. Логичным продолжателем пути пионеров становится HR-сфера, включая поиск и подбор сотрудников.

В «Севергрупп» сформирована концепция развития человека, объединяющая технологии в области поиска работы и сотрудников и управления персоналом (HR Tech), образования и повышения квалификации (Ed-Tech) и самозанятости. Речь идет о компании TalentTech: в рамках ее экосистемы будет работать «единое окно» как для компаний, так и для кандидатов. С ее помощью бизнес сможет находить подходящих специалистов, а люди получат понимание, в каком направлении имеет смысл развиваться, какие навыки необходимы, где учиться, куда устраиваться. Sever.AI — один из продуктов этой будущей экосистемы, который отвечает за область рекрутмента на базе искусственного интеллекта и машинного обучения. Над этим проектом сейчас работают чуть больше 20 человек. Рассказывает о проекте Азат Шамсутдинов, директор по цифровым технологиям Sever.AI, — номинант на премию CDO Award, учрежденную проектом CIO.ru и издательством «Открытые системы».

— Что в самых общих чертах представляет собой проект Sever.AI?

Sever.AI состоит из трех основных блоков: поиск и оценка резюме кандидатов; коммуникация (звонок, SMS, электронная почта или чат), чтобы узнать об интересе к вакансии; проведение и оценка видеоинтервью. Прежде всего мы хотим помочь компаниям и HR-специалистам: автоматизировать рутинные, механические процессы в области рекрутмента и организовать быстрый поиск качественных кандидатов. Наша платформа позволяет одновременно и получить доступ ко всем релевантным кандидатам на рынке, и возможность сосредоточиться только на самых подходящих из них — благодаря оценке «подходимости» для конкретной вакансии в конкретную компанию.

Как это работает. Специалист по найму заходит в систему, дает описание вакансии как на сайте для поиска работы (требования, обязанности, местоположение и т. п.), а дальше начинает свою работу платформа Sever.AI. Сначала она находит резюме подходящих под вакансию кандидатов. Каждое резюме получает балл, определяющий его соответствие вакансии. Система интеллектуальна: скажем, если в описании вакансии указано требование «знание Excel», а человек пишет о «знании MS Office», робот поймет, что кандидат подходит по параметру «знание Excel». Наши эксперименты показали, что робот оценивает резюме объективнее, чем человек. Робот, в отличие от человека, не устает, у него не бывает плохого самочувствия или скверного настроения, поэтому он сильно выигрывает, к тому же его работу без проблем можно масштабировать, добавив мощности аппаратного обеспечения.

Результат первого этапа работы — выборка релевантных кандидатов. После робот взаимодействует с выбранными кандидатами — узнает, насколько интересна им вакансия. Общение происходит по телефону, по электронной почте, посредством SMS и мессенджеров. В ходе разговора кандидат может задавать уточняющие вопросы, используя в том числе сленг. Например, вопрос в чате «з/п скок?» робот поймет вполне правильно. Если кандидат подтверждает интерес к вакансии, его приглашают на видеоинтервью — вопросы выводятся на экран, время на подготовку и ответ ограничено.

Затем Sever.AI просматривает видео с ответами, анализируя те же три основных источника информации, что и человек: изображение (внешнее поведение кандидата), звук (его речь, тембр) и текст (содержание ответов). Например, по видеоряду система анализирует изменение микровыражений лица в зависимости от вопросов, считывает реакцию человека. По звуку можно отследить изменение тембра голоса, темп речи и множество других параметров. Смысл сказанного анализируется после перевода речи в текст. В зависимости от вакансии система взвешивает все перечисленные параметры, агрегирует их и выставляет еще одну оценку кандидату. И здесь важно, что по видеоинтервью уже можно определить, насколько человек соответствует не только вакансии, но и профилю компании.

Как Sever.AI видит кандидата

В итоге получается три оценки: по резюме, по коммуникации и по видеоинтервью. Лишь после этого к процесcу подключается живой человек, уже на этапе, когда имеется релевантная выборка кандидатов, заинтересованных в вакансии и подходящих по профилю. Он проводит традиционные очные интервью и принимает окончательное решение. Конечно, человек всегда может вмешаться на любом этапе. Например, просмотреть найденных кандидатов и пригласить на видеоинтервью или даже на очную встречу, если соискатель очень понравится.

— Подобные проекты в первую очередь фокусируются на рутинных задачах HR. Их проще реализовать или они действительно важнее для компаний?

В первую очередь это потребности клиентов. На рутинные задачи крупные компании тратят очень большие ресурсы, особенно это касается массовых позиций с высокой текучестью. Рекрутерам вполне можно облегчить жизнь, сделать так, чтобы они занимались более полезными для компании делами, а не рутиной, просматривая однотипные резюме, задавая одинаковые вопросы и получая схожие ответы. Эту работу вполне можно переложить на роботов.

— Какое влияние окажут подобные сервисы на развитие HR-служб?

Сейчас от HR-специалистов требуется достаточно быстро находить кандидатов, и время закрытия позиции (time to hire) имеет в их работе все большее значение. У многих компаний есть вакансии, не закрываемые годами, недоукомплектованные подразделения. Кроме того, текучесть персонала в последние годы возросла: люди все активнее переходят из одной компании в другую. В России добавляется еще один фактор: демографическая яма 90-х годов. Поэтому повышается потребность в решениях, которые позволяют как можно быстрее находить нужных специалистов.

Как показывает практика, в среднем HR-специалисты приблизительно половину своего рабочего времени тратят именно на поиск кандидатов. Отдав рутину машине, они смогут сконцентрироваться на гораздо более важной задаче — удержании сотрудников. Наконец, появится возможность для более интеллектуального подхода к HR: имея больше исходных данных, можно проанализировать, какие из принятых кандидатов дольше и лучше работали. Удастся вывести всю работу кадровых отделов на качественно иной уровень.

— Sever.AI изначально задумывался как внутренний проект «Северстали», призванный обслуживать внутренние кадровые потребности этой гигантской структуры?

Sever.AI звонит кандидату

Это совсем не так, проект изначально был независимым стартапом. Название не имело никакого отношения к «Северстали», его придумали под впечатлением от сериала «Игра престолов». Именно оттуда рабочее название, связанное с «Севером»: Sever.AI — для российского рынка и North.AI — для зарубежного. Лишь некоторое время спустя произошла сделка с «Севергрупп», ставшей стратегическим инвестором компании.

— Почему робот при просмотре и анализе анкет эффективнее лишь в несколько раз, а не в десятки и сотни раз? Очевидно же, что в такой работе компьютер имеет огромное преимущество перед человеком — «аналоговым» существом.

Действительно, компьютер несопоставимо быстрее человека. Отчасти наше преуменьшение обусловлено тем, что неподготовленный клиент может посчитать неправдоподобным слишком пугающий разрыв в эффективности между человеком и роботом. Кроме того, у некоторых HR может возникнуть страх того, что компьютер способен полностью исключить человека из этого процесса. На самом деле это вовсе не так.

Наши пилотные проекты показывают, что кадровая проблема связана не только с дефицитом кадров, но и со сложностями в поиске именно релевантных для компании кандидатов. Дело в том, что один и тот же кандидат на одну и ту же должность может одной компании подойти, а другой — нет, причем по каким-то внутренним установкам: корпоративной культуре или другим факторам. В результате компании тратят на поиск неоправданно много времени. Чтобы поправить положение, можно нанять больше специалистов по подбору персонала или пытаться использовать новые технологии. Второй вариант перспективнее, так как для бизнеса в ближайшие 10 лет демографическая ситуация не улучшится.

— Уйти от человеческого фактора — это здорово. Но как же опыт и интуиция? Не окажется, что бездушный компьютер пропустит то, что заметил бы опытный кадровик?

На первых этапах работы с кандидатом робот видит ровно то же, что и рекрутер. Именно поэтому люди подключаются лишь на последнем этапе взаимодействия, когда уже имеет смысл применять опыт и интуицию. И, как бы нам ни хотелось верить в обратное, наш опыт показывает, что на первых этапах — при оценке текста резюме и ответов на вопросы видеоинтервью — робот объективнее человека, на него не влияют внешние факторы.

— Почему речь идет именно про массовые позиции? Ведь нанять «правильного» топ-менеджера экономически гораздо выгоднее, чем тысячи кассиров.

Тут все просто. Топ-менеджер оценивается на совсем другом уровне, такая оценка требует более глубокого анализа его опыта, а этот опыт выявляется при личном общении. К тому же роботов надо на чем-то обучать, а данных о топ-менеджерах на рынке явно недостаточно. А значит, ошибка робота-рекрутера в оценках кандидатов топ-уровня будет очень велика.

Однако наше решение вполне можно использовать не только при подборе массового персонала, но и в поиске более квалифицированных специалистов — например, программистов или менеджеров среднего звена. На таких вакансиях роботы будут отрабатывать довольно хорошо. Кстати, совсем недавно мы, отчасти в качестве эксперимента, нашли себе разработчика с помощью Sever.AI.

— Каковы основные проблемы, возникающие в ходе работы над проектом?

Учитывая масштабы «Севергрупп», с данными больших проблем нет — в одной «Северстали» работает более 50 тыс. человек, можно и обучаться на этих данных, и использовать их для оценки качества модели.

В первую очередь проблемой становится соответствие ожиданиям клиентов. Часто они хотят получить готовое работающее решение и не желают включаться в работу по его созданию. А ведь робота нужно сперва обучить, настроить, и все эти процедуры должны проходить с участием заказчиков, требуется понять их внутреннюю кухню. Поэтому приходится объяснять клиентам, что их участие в проекте все-таки необходимо.

Есть две модели подготовки роботов к оценке резюме. Выбранная модель влияет, с одной стороны, на время старта и степень вовлеченности клиента, а с другой — на точность и качество результата. По первой («обучение с учителем») мы отправляем определенное число анкет рекрутерам заказчиков и просим оценить их, обучая робота на их разметке. По второй модели роботу не нужно обучаться на разметке, он анализирует внешние факторы — например, пытается понять, что написано в вакансии, сканирует сторонние сайты, изучает похожие вакансии, усваивает терминологию. Он понимает рынок — видит, какие вакансии появляются, какие уходят, как изменяется портрет того или иного специалиста. Кстати, машина обучается быстрее живого рекрутера. Для обучения с учителем требуются сотни анкет, во втором случае речь идет о десятках тысяч.

Для оценки коммуникации с кандидатами робот учится на различных текстах, книгах и фильмах. Для работы с видеоинтервью система обучается на сотрудниках клиента: они записывают интервью, и робот отсматривает записи. На этом этапе появляется «портрет сотрудника компании», и робот пытается найти людей, соответствующих такому портрету, — тем самым удается добиться не только соответствия требованиям интервью, но и культуре компании.

— О каких объемах данных идет речь?

Сейчас это терабайты. Для работы с социальными сетями понадобятся совершенно другие ресурсы и подходы.

— На каких решениях построена инфраструктура для работы с данными?

Для хранения больших данных у нас используется Hadoop, для обработки данных — Spark, для обработки потоковых данных — Spark Streaming. При дальнейшей обработке применяем разные инструменты, в том числе проприетарные — Tableau, Power BI. Можем использовать внешние базы SQL для тех проектов, где нет больших данных и нужны быстрые доступность и обработка.

Все зависит от потребности и оптимальности. Если за счет коммерческого продукта мы добьемся большей эффективности, то использовать будем его. Если же без особых потерь можно использовать продукты open source, то ориентируемся на них.

— В чем основные проблемы управления данными?

У нас главная проблема — тоже кадровая: трудно найти подходящего человека, который будет отвечать за определенную область, например за хранение или обработку данных. Рынок специалистов крайне узок, их очень мало.

Вторая проблема — динамика рынка. Создавая модели, мы сначала хотели пойти путем обучения на исторических данных — например, имеющихся у клиентов данных о кандидатах. Однако вакансии очень быстро устаревают, требования к сотрудникам постоянно меняются, поэтому модели очень плохо обучались.

Кроме того, данные у всех HR-департаментов разные и их качество далеко от идеала. Люди редко задумываются, что их данные когда-либо могут понадобиться для анализа, и хранят их в виде картинок, текста, почтовых сообщений — в абсолютно разрозненном виде. Далеко не в каждой компании можно сформировать цельную картину для обучения модели.

— В итоге исторические данные стали абсолютно ненужными?

От обучения на исторических данных пришлось полностью отказаться. Но я все-таки верю, что из них тоже можно извлечь ценность, когда поставлены другие цели. Если компания захочет увидеть эволюцию какой-либо позиции — изменение рынка, чтобы спрогнозировать будущее, то без исторических данных не обойтись.

— Какие методы машинного обучения используются в рамках проекта?

Применяются практически все, ведь приходится использовать все виды данных: текст, аудио, видео, картинки. В первую очередь всё, связанное с нейросетями, а также последние наработки по тематическому моделированию, которое неплохо развито в России. Ну и стандартные алгоритмы, которые всеми используются.

— Сейчас решение охватывает всю подготовительную часть работы при рекрутинге. А каковы планы его дальнейшего развития?

Со временем станет все сложнее найти хороших кандидатов на работных сайтах. Важно будет отлавливать соискателей не в момент создания и публикации резюме, а гораздо раньше — когда они только задумались о возможной смене работы и подали соответствующие сигналы. Поэтому в перспективе мы начнем плотнее работать с соцсетями и поисковиками, возможно, с банками и онлайн-ретейлерами — теми, у кого будут такие данные.

«Отдав рутину машине, HR-специалисты смогут сконцентрироваться на гораздо более важной задаче — удержании сотрудников. Появится простор для более интеллектуального подхода к HR: имея больше исходных данных, можно проанализировать, какие из принятых кандидатов дольше и лучше работали. Это позволит вывести всю работу кадровых отделов на качественно иной уровень», — Азат Шамсутдинов, директор по цифровым технологиям Sever.AI, соискатель премии CDO Award

Кроме того, планируется доработка той части, которая связана с набором кандидатов: где их взять, откуда пригнать трафик, чем заинтересовать. Потом будем добавлять тесты на профессиональные навыки, возможно в игровой форме. Это позволит минимизировать ошибки. Ведь резюме можно написать очень привлекательное, и даже есть профессиональные услуги в этой области. Из-за этого существует поток нерелевантных кандидатов. Чтобы снизить долю людей, которые ошибочно попадают на стадию видеоинтервью, их когнитивные навыки можно проверить путем тестов.

Далее пойдем в сторону онбординга — адаптации сотрудников, их подбора под определенную команду, а также оценки их лояльности, вероятности увольнения и способов удержания.

— Каких результатов позволяет добиться решение и каким образом?

Робот не субъективен. Кроме того, в поиске подходящих кандидатов по резюме в среднем он эффективнее рекрутера на 20%. Сейчас 9 из 10 найденных роботом кандидатов являются подходящими. Рекрутер же предлагает 6–7 подходящих человек из 10.

Пилоты показали ускорение времени закрытия позиций почти вдвое. Если говорить о бюджетах, то многое зависит от массовости вакансий. В крупных компаниях и при работе с позициями высокой текучести экономия на процессах рекрутмента может составлять до 90%.

Например, в пилотном проекте с розничным банком при показателе текучести 128% экономия за год использования сервиса составила 50%. При больших масштабах и больших показателях текучки персонала эффект будет еще заметнее.

— Каковы сейчас результаты у компаний, которые уже являются вашими клиентами?

В одну из крупнейших российских нефтехимических компаний мы полностью внедрили все разработанные блоки, решение было запущено летом. В этом проекте любопытнее всего показатель конверсии. Как выяснилось, кандидаты охотно разговаривают с роботом — конверсия из найденных кандидатов в отклик составляет около 60%. Более того, с роботом многие общаются охотнее, чем с человеком, потому что могут задать ему вопросы, которые стесняются озвучивать рекрутеру. В результате до этапа видеоинтервью доходит около 20% кандидатов. И это очень хороший показатель — нормой считается 5%. Добиться такого результата получается в том числе благодаря непрерывному взаимодействию с кандидатом, общению с ним. Например, живой рекрутер может забыть напомнить о запланированном собеседовании, а вот автоматизированная система не забудет. Как это ни печально, зачастую робот может обеспечить более «человеческое» отношение к кандидату.

— Способны ли технологии искусственного интеллекта полностью автоматизировать функцию HR и в какой последовательности это будет происходить?

В целом развитие технологий HR накладывается на одну важную вещь — положение самого HR внутри компании. Еще 20 лет назад вышла первая статья про то, что HR, как и ИТ, должен перерасти обслуживающую функцию и превратиться в бизнес-партнера. Ведь, несмотря на огромную важность для бизнеса, HR-директора часто занимают в корпоративной иерархии не самую сильную позицию. И вопрос не только в высоте положения, но и в том, насколько реально они вовлекаются в процессы формирования стратегии компании.

Поэтому развитие HR-технологий будет зависеть от того, насколько компании будут следовать тренду роста значимости HR и насколько сам HR будет готов брать на себя ответственность за управление такими проектами. В сфере HR сейчас вообще довольно низкий уровень проникновения технологий по сравнению с другими бизнес-функциями. Во многом по причине того, что бизнес изначально недостаточно серьезно воспринимал эту сферу и лишь сейчас здесь начинается волна внедрения современных систем. Насколько мы сможем продвинуть технологии и где будет пролегать граница между человеком и роботом, зависит от готовности самих HR уйти от аналогового мира к более эффективным решениям.

— Искусственный интеллект начинает захватывать мир с тех направлений, в которых сотрудники полноценно используют в работе лишь одну свою когнитивную функцию — например, с контакт-центров. Насколько перспективен с этой точки зрения HR?

Разумеется, для нас голос, в отличие от контакт-центра, — не единственный и не главный источник информации. Однако именно тот факт, что робот может оценить кандидата объективно с самых различных точек зрения, делает его в данном процессе более эффективным по сравнению с человеком. Но важно отметить, что, во-первых, рекрутмент — лишь отдельная и весьма обособленная часть HR-процесса. Она исторически более проработана — известна, понятна и хорошо описана. Во-вторых, мы решаем лишь часть задач процесса рекрутмента.

— Не может ли оказаться, что в остальном работа HR слишком «человеческая» и не очень поддается передаче ИИ?

Мы не являемся оголтелыми энтузиастами и прекрасно понимаем, что есть определенные границы. Полностью убрать из процессов человека пока невозможно и неэффективно. Однако применение простейших CRM-подходов к работе с кандидатами и минимальная аналитика показывают, что «человечность» этой сферы преувеличена. Мы видим на своих продуктах, что тандем человека и технологий оказывается в разы эффективнее.

— А клиенты сами готовы к таким переменам?

По большей части готовы. Действительно, часто компании, создавшие инновационное решение, сталкиваются с тем, что рынок не готов воспринять новые идеи. Лет пять назад нас бы не поняли.

HR-департамент одной из телекоммуникационных компаний на встречу с нами неожиданно пригласил своих инженеров по данным — видимо, чтобы «вывести шарлатанов на чистую воду». Нам удалось найти общий язык, эти специалисты оценили правдоподобность наших обещаний. Такое бывает. Однако чаще всего технологический уровень компаний, составляющих нашу целевую аудиторию, вполне адекватен. До середины прошлого года многими нашими коллегами была проделана большая работа по обучению рынка. И конечно, наличие реальной бизнес-боли значительно повышает скорость «созревания» заказчиков.


Теги: Автоматизация предприятий Искусственный интеллект Цифровая трансформация HR CDO Award



На ту же тему: