Вестник цифровой трансформации CIO.RU

Архитектура на острие трансформации
Архитектура на острие трансформации

Президент Ассоциации развития корпоративной архитектуры Алексей Лебедев, также занимающий пост главного архитектора в банке «Открытие»


13:22 22.08.2017  |  0 Комментариев | Алексей Есауленко | 656 просмотров



Какой должна быть корпоративная архитектура, по каким лекалам ее кроить и кто в компании должен взять на себя ответственность за эту работу? Ответы на эти вопросы не могут быть простыми, но их нужно искать, убежден президент Ассоциации развития корпоративной архитектуры Алексей Лебедев, одновременно занимающий пост главного архитектора в банке «Открытие».

РЕКЛАМА

Запуск цифровой экономики обусловлен появлением на предприятиях принципиально новых бизнес-моделей. А их эффективная реализация по сути невозможна без смены действующей стратегии организации и без перезапуска внутренней структуры управления. В этой связи особенно актуальной становится проблематика развития корпоративной архитектуры.

Кто в компании должен заниматься работой корпоративного архитектора? Сейчас у вас в банке вы выполняете эту работу и одновременно являетесь ИТ-архитектором. Это нормальная практика?

Так сложилось, что корпоративные архитекторы вырастают из специалистов, занимающихся проектированием и разработкой ИТ. Правильно ли это, сказать наверняка трудно. Здесь нужно учитывать много факторов. У меня есть гипотеза. В любой организации есть люди, отвечающие за стратегию, – так называемые стейкхолдеры. Они формулируют ее положения и принимают решения по их реализации. И есть те, кто работает по инструкциям и шаблонам, чтобы достичь целей, заданных стратегией. В разных организациях это разделение складывается по-своему. В компаниях, работающих на развитых рынках, данное соотношение обратно тому, что сложилось к настоящему времени на предприятиях в России. В российских компаниях почти все специалисты, уполномоченные принимать важные управленческие решения, в той или иной мере отвечают за стратегию. Все они имеют доступ к бюджету компании и могут влиять на его параметры, поскольку в значительной степени определяют цели и задачи своих подразделений.

Алексей Лебедев

Возраст: 46 лет

Послужной список:

2016 – настоящее время Ассоциация развития корпоративной архитектуры, президент

2015 – настоящее время Банк «Открытие», главный архитектор

2014 – 2015 Банк «Ренессанс Кредит», главный архитектор

2012 – 2013 ЗАО «Деловая среда» (дочернее общество Сбербанка), исполнительный директор

2010 – 2012 Сбербанк, корпоративный архитектор

Образование:

Тверской государственный университет, специальность «прикладная математика»

Международный университет бизнеса и управления, экономический факультет, специальность «менеджмент»

Фото: Дмитрий Демчев

А есть узкая прослойка сотрудников, условно говоря, работающих в поле. Они и решают типовые бизнес-задачи. В западных организациях, в том числе в банках, напротив, очень небольшое число людей привлечены к формированию и изменению стратегии предприятия – члены правления и совета директоров, крупные акционеры. А все остальные, включая менеджеров среднего звена, операционистов и работников ИТ-службы, выполняют свои конкретные функции по сценарию, согласованному со стратегией компании. И этот сценарий разрабатывает для них служба корпоративного архитектора. Он отвечает за выбор и установку принципов, стандартов, паттернов, по которым действуют рядовые сотрудники. На нашем рынке сейчас все иначе: считается нормальным, когда каждый человек стремится изменить организацию. Только будет ли такое изменение целенаправленным? А управлять большим количеством инициативных людей сложнее. Как перевести это броуновское движение отдельных атомов внутри организации в целенаправленное движение предприятия к своим стратегическим целям? На Западе корпоративный архитектор априори участвует в процессе формирования общей стратегии, выравнивая стейкхолдеров между собой и формируя стандарты, по которым работают сотрудники разных подразделений. У нас же корпоративный архитектор стремится занять место в иерархии повыше, чтобы хоть как-то влиять на тех, кто причастен к изменениям стратегии организации.

В идеале какими полномочиями должен обладать корпоративный архитектор?

В моем представлении корпоративный архитектор должен быть членом команды стратегического управления компании. Начиная строить корпоративную архитектуру, он сначала взаимодействует со стейкхолдерами, выясняет их бизнес-цели. А дальше, используя различные фреймворки и методы корпоративной архитектуры, которые в изобилии доступны на рынке, архитектор реализует свои функции. Для того чтобы эффективно взаимодействовать со стейкхолдерами, нужно быть как минимум членом правления организации. Только такие полномочия дают возможность корпоративному архитектору максимально проявить себя. Но сейчас у нас, чтобы верно интерпретировать стратегию, необходимо достучаться до высшего руководства. Архитекторы находятся достаточно низко в корпоративной иерархии, им требуются поддержка и понимание наверху, чтобы развивать корпоративную архитектуру. Приходится все время доказывать, что она нужна.

Как корпоративный архитектор должен взаимодействовать с ИТ-архитектором и с директором по ИТ?

ИТ-архитектура – это часть корпоративной архитектуры. И когда директор по ИТ меняет часть ИТ-архитектуры, он делает это в соответствии с определенными бизнес-целями компании. То есть процессы, меняющие ИТ-архитектуру, взаимосвязаны с процессами изменения корпоративной архитектуры. Вернее, они должны быть в связке: сначала мы задаем новые направления развития бизнеса в целом, а потом уже ИТ подкладывает под это необходимые паттерны. Можно поделить эти задачи между двумя людьми, а можно совместить. Тут все зависит от того, насколько организация созрела для комплексного управления развитием архитектуры организации.

От кого должны исходить инициативы по изменению корпоративной архитектуры, когда в компании начинается цифровая трансформация, чтобы они четко соответствовали поставленным задачам? Кто должен взять на себя ответственность за их выполнение?

В ассоциации мы с коллегами много размышляем на эту тему. Мне ближе подход, когда корпоративный архитектор сам составляет часть стратегического плана развития компании либо даже направляет это развитие на основе цифровых технологий. Когда же такое распределение полномочий невозможно, приемлем вариант совместной работы стратегического лидера и корпоративного архитектора, потому что стратегия и архитектура – это очень связанные, очень близкие вещи.

Идея корпоративной архитектуры не противоречит сервисно ориентированному подходу?

Думаю, не противоречит. Даже если рассматривать сервисную архитектуру как часть бизнес-сервисной архитектуры, тут нет никакого противоречия. Мы говорим, что корпоративная архитектура – это средство, которое позволяет компании наиболее быстрым способом, как единое целое, двигаться к поставленным целям. И сервисная архитектура может быть частью этого движения. Мы выделяем в архитектуре каждый сервис со своими процессами, чтобы он работал по четко заданной функции. Это просто один из способов достичь целей компании. Могут быть и другие.

Какое место в корпоративной архитектуре занимает понятие «процесс»?

Похоже, что процессы становятся рудиментом с точки зрения управления компанией. Например, какие процессы можно описать при разработке по agile-методикам? Это живая работа, со сложными схемами взаимодействия участников. И верхушка предприятия, связанная со стратегическим планированием, тоже живет не в процессном режиме. Процессы имеются только в той части предприятия, где сотрудники работают по заданным шаблонам. В целом процессами охвачена небольшая прослойка сотрудников. Поэтому описывать все процессы предприятия сейчас вообще не имеет смысла. Стоит задача построить технологический каркас, чтобы обучить тех работников, кто действует по заданным шаблонам.

Расскажите, пожалуйста, об Ассоциации развития корпоративной архитектуры, которую вы возглавляете. Каковы ее цели, задачи?

Каждый специалист, считающий себя корпоративным архитектором, изучает набор фреймворков, которые планирует использовать на предприятии. При этом многие находятся в состоянии ментального разрыва, обусловленного тем, что любой фреймворк не точно соответствует реальной практике построения архитектуры. Этот разрыв не дает архитекторам нормально жить. Сейчас мы собрали в ассоциацию специалистов, у которых присутствует этот ментальный разрыв, и мы собираемся устранить его через популяризацию идеи корпоративной архитектуры на рынке и ее методологического развития.


Теги: Интервью Цифровая трансформация ITMF 2017
На ту же тему: