Вестник цифровой трансформации CIO.RU

«Росатом»: мифы о цифровой трансформации
«Росатом»: мифы о цифровой трансформации



Источник: "Росатом"


15:45 16.09.2018  |  Ирина Шеян | 1023 просмотров



Большинство руководителей корпорации не осознают, сколь необходимы личные изменения в связи с цифровизацией

В корпорации «Росатом», в структуре которой трудятся 250 тыс. человек, провели любопытное исследование на тему отношения своих управленцев к цифровой трансформации. «Для нас очень важно, что сейчас в головах руководителей, которые занимаются цифровой трансформацией, насколько они хотят в ней участвовать и в какой роли, насколько селективно воспринимают информацию, — говорит Елена Першина, директор блока функциональных компетенций “Корпоративной Академии Росатома”. — Да и верят ли на самом деле, что трансформация произойдет в России». О результатах этого исследования она рассказала во время организованной сообществом Binary District и Институтом Strelka дискуссии о подготовке кадров для цифровой экономики.

«Росатом»: мифы о цифровой трансформации

Опрос выявил, что руководители находятся под влиянием четырех устойчивых мифов о цифровой трансформации. Первый миф: цифровая трансформация в корпорации уже случилась или вот-вот произойдет. Почти 40% участников опроса уверены, что уже работают в цифровой отрасли: примерно 20% опрошенных считают «Росатом» цифровой компанией, еще 20–25% полагают, что она станет таковой в ближайшее время.

«Люди ставят знак равенства между высокотехнологичностью компании, автоматизацией процессов и цифровизацией. Это очень важный вывод исследования, — рассказала Першина. — Мы будем плотно заниматься этим мифом, чтобы не было самоуспокоенности, нужно людей приземлить, подружить с реальностью и понять, куда двигаться».

«Росатом»: мифы о цифровой трансформации
Елена Першина, директор блока функциональных компетенций «Корпоративной Академии Росатома»: «Для нас цифровизация — это не только технологии. Это единая система, включающая коммуникации в компании, обучение, инструменты, а также политики и процедуры, которые могут стать барьером для изменений»

Второй миф тесно связан с первым и состоит в убеждении, что цифровая трансформация — это использование модных технологий и автоматизации: цифровых платформ, IoT, VR и прочих. К примеру, 20% опрошенных согласны с утверждением, что цифровая трансформация означает единую платформу, 18% полагают, что понятие цифровой трансформации определяется применением таких технологий, как искусственный интеллект, Интернет вещей, виртуальная реальность и других. «Тут тоже большой задел для нас, — отметила Першина. — Нужно постараться выработать понимание того, что цифровизация означает серьезное изменение в способах ведения бизнеса и это намного шире, чем технологии».

Третий миф: о своем будущем пока не нужно беспокоиться. В перечне основных ожидаемых результатов цифровой трансформации лидируют повышение производительности, лучшая доступность информации, сокращение рутины. Примечательно, что в конец этого списка участники опроса поставили то, что касается их лично. Между тем цифровизация потребует от каждого очень глубокой личной трансформации — придется учиться всю жизнь, быть гибкими. Даже если нынешняя профессия у человека сохранится, она может наполниться совершенно иным содержанием. В предстоящие пять лет «Росатому» придется либо переобучить, либо заменить около четверти сотрудников. «Поэтому такая общая успокоенность является для нас тревожным фактом», — подчеркнула Першина.

И последний миф касается вопросов лидерства и звучит так: цифровую трансформацию сделают другие. Большинство опрошенных рассчитывают в этой области на инициативы и решения вышестоящего руководства. При том что многие управленцы активно поддерживают проекты цифровой трансформации и участвуют в них, мало кто готов руководить такими проектами и брать на себя ответственность за их проведение в условиях неопределенности. Более 60% руководителей высшего звена не видят себя в роли лидеров цифровой трансформации.

Ключевые выводы корпоративного исследования «Росатома» в главном пересекаются с заключениями исследований, проводимых аналитическими агентствами. Во-первых, понятие цифровой трансформации сформировано на основе потока популярной информации о платформах и технологиях, без понимания сути. Во-вторых, цифровая трансформация не связана с осознанием необходимости личных изменений. В-третьих, должностная иерархия является барьером для цифровой трансформации. И в-четвертых, процесс трансформации представляется участникам опроса простым и быстрым.

Результаты исследования будут учтены при работе над созданием цифровой культуры «Росатома». «Для нас цифровизация — это не только технологии, — говорит Першина. — Это единая система, включающая коммуникации в компании, обучение, инструменты, а также политики и процедуры, которые могут стать барьером для изменений».

В корпорации понимают, что для тех «цифровых» кадров, которые сегодня есть на рынке труда, бренд «Росатома» не очень привлекателен, а потому намерены повышать ценность бренда.

«Росатом» сотрудничает с учебными заведениями, где студенты получают фундаментальное образование. «Надо расстаться с мифом, что вуз даст нам готового специалиста, поэтому наша позиция сотрудничества с вузами — партнерская, — отметила Першина. — Мы знаем, какие специалисты нам нужны, и мы тоже ответственны за выпускников». Короткие и гибкие образовательные программы корпоративного университета позволяют быстро адаптировать к работе в «Росатоме» вчерашних студентов. Кроме того, в компании ввели систему реверсивного наставничества, или наставничества «наоборот», полагая, что молодые кадры многое могут дать опытным сотрудникам.


Теги: Автоматизация предприятий Росатом Цифровая трансформация Цифровая экономика
На ту же тему: