Вестник цифровой трансформации CIO.RU

Как построить карьеру мечты в сфере цифровых технологий
Как построить карьеру мечты в сфере цифровых технологий

Сергей Висленев: «MBA — это один из базовых способов научиться говорить с собственниками бизнеса и топ-менеджерами на одном языке»


16:38 14.07.2021 (обновлено: 12:24 21.07.2021)  |  Ирина Шеян | 3668 просмотров



Сергей Висленев, первый заместитель генерального директора компании «РЖД-Технологии», — о направлениях цифровой трансформации крупнейшего транспортного холдинга страны, о том, как меняет карьеру бизнес-образование, и о том, чему и на каком этапе важно учиться.

Профессия руководителя в сфере информационных технологий заметно меняется. Помимо ИТ-директоров, в крупных компаниях появились директора по данным, директора по инновациям и директора по цифровой трансформации. Однако вопросы обучения, обеспечивающего переход специалиста с технологическим бэкграундом в высшую лигу управленцев, остаются неизменно актуальными.

Как меняет карьеру бизнес-образование? Чему и на каком этапе важно учиться? Об этом, а также о направлениях цифровой трансформации крупнейшего транспортного холдинга страны рассказывает Сергей Висленев, первый заместитель генерального директора компании «РЖД-Технологии», которая служит проектным офисом масштабной стратегии цифровой трансформации РЖД.

- Несколько лет назад вы проходили обучение по программе MBA CIO в Высшей школе бизнес-информатики ВШЭ. С какой целью решили получить бизнес-образование?

Особенность карьеры ИТ-руководителей состоит в том, что по большей части они начинают инженерами. У инженерного старта есть свои преимущества: ориентация на технологии и их адаптацию, на постоянное обучение. Но инженерный бэкграунд все же не позволяет развить в полной мере менеджерские навыки, не дает понимания целей управления предприятием, не формирует паттерны бизнес-мышления и умение общаться на бизнес-языке. Поэтому бизнес-руководители считают, что разговаривают с ИТ на разных языках. Прохождение программы MBA — один из базовых способов научиться говорить с собственниками бизнеса и топ-менеджерами на одном языке.

- То есть в первую очередь MBA решает проблему коммуникативную?

Большинство проблем в любой сфере человеческой деятельности — коммуникативные. Да, для руководителей в сфере ИТ это способ научиться говорить на одном языке с бизнесом. Это принципиально важно, поэтому бизнес-образование довольно популярно среди ИТ-менеджмента.

- Почему вы выбрали именно программу MBA ВШБИ ВШЭ?

Из двух основных направлений MBA: общее и специализированное в области цифры — я выбрал специализированное, потому что решил отталкиваться от своей профессии и использовать свои сильные стороны. Такой подход дает максимальный синергетический эффект.

При выборе конкретной программы я анализировал два аспекта: первый — отзывы коллег, которые уже проходили эту программу, и второй — преподавательский состав. В MBA интересны не столько наименование дисциплин, сколько фигуры преподавателей. Для меня было очень важно, что эти люди имеют существенный вес в сообществе ИТ-руководителей и вносят значимый вклад в его развитие. Например, Андрей Коптелов играет существенную роль в развитии сообщества BPM, Роман Журавлев — сообщества ITIL, и этот список можно продолжить. Это лидеры направлений, чье видение мне хотелось понять.

Большинство проблем в любой сфере человеческой деятельности — коммуникативные. Да, для руководителей в сфере ИТ это способ научиться говорить на одном языке с бизнесом. Это принципиально важно, поэтому бизнес-образование довольно популярно среди ИТ-менеджмента.

- Какие изменения произошли в вашей карьере благодаря этому обучению?

Трудно ответить на этот вопрос, хотя изменения произошли, и очень существенные. Расскажу о своем карьерном пути чуть подробнее.

Я пришел в 2001 году в петербургский железнодорожный институт «Ленгипротранспуть» инженером технической поддержки, занимался эксплуатацией информационных систем, а впоследствии — цифровизацией проектной деятельности в железнодорожной отрасли на достаточно серьезном уровне. Как раз после окончания курса MBA я возглавил компанию, занимавшуюся разработкой программных продуктов для управления эксплуатацией железнодорожных телекоммуникационных систем, и три года в ней трудился. В 2020 году стал победителем всероссийского управленческого конкурса «Лидеры России» и перешел в цифровой блок РЖД — в компанию «РЖД-Технологии», проектный офис цифровой трансформации РЖД. Я работаю в железнодорожной отрасли с 17 лет. «Цифра» в РЖД — это та сфера, которая меня привлекает и мотивирует.

Роль MBA на этом пути довольно существенна: полученный базис сильно помог мне на позиции руководителя предприятия и помогает сейчас решать задачи уровня холдинга РЖД. Понятно, что MBA не является «билетом в счастье», но это правильный и для многих необходимый шаг, который дает эффект.

При выборе конкретной программы я анализировал два аспекта: первый — отзывы коллег, которые уже проходили эту программу, и второй — преподавательский состав. В MBA интересны не столько наименование дисциплин, сколько фигуры преподавателей. Для меня было очень важно, что эти люди имеют существенный вес в сообществе ИТ-руководителей и вносят значимый вклад в его развитие. Например, Андрей Коптелов играет существенную роль в развитии сообщества BPM, Роман Журавлев — сообщества ITIL, и этот список можно продолжить. Это лидеры направлений, чье видение мне хотелось понять.

- А помимо этого базиса, что еще помогло достичь поставленной цели?

Много компонентов: опыт, стремление, мотивация. Среди важных факторов отмечу формальное, организованное образование, оно меня мотивирует. Постоянное развитие в выбранной области для меня привычно, стараюсь каждый год проходить сертификации по актуальным для меня направлениям. Вообще говоря, я очень ценю формальную сертификацию и считаю, что она лучше всего подтверждает реальное стремление получить знания и быть профессионалом в определенном направлении.

- Какова сегодня сфера ваших профессиональных интересов? Что вас интересует больше всего и почему?

Я занимаюсь проектами цифровой трансформации в РЖД. Холдинг ведет масштабную программу цифровизации, затрагивающую все области производственной и непроизводственной деятельности (от перевозочного процесса и взаимодействия с клиентами до внутренних коммуникаций), внедряет самые актуальные технологии.

Для меня важно иметь видение. Когда занимаешься цифровой трансформацией, ты обязан видеть, что будет дальше, и надо приучить себя постоянно генерировать это видение, опираясь не на фантазии, а на данные, на тренды, а также на видение инфлюэнсеров в профессиональном сообществе, евангелистов определенных направлений. Это то, что приносит ценность цифровой трансформации.

«РЖД Технологии» — цифровой субхолдинг, целый конгломерат предприятий, предоставляющих цифровые сервисы. Помимо проектов цифровой трансформации, я занимаюсь корпоративным управлением и стратегическим развитием, поскольку стоит задача развивать наши дочерние компании, а для этого нужно применять соответствующие инструменты. Это серьезный вызов.

Среди важнейших проектов, которые я курирую, — Интернет вещей и применение возможностей, которые он предоставляет в телеметрии, а значит — в области эксплуатации крупных территориально распределенных инфраструктур. В этой области мы реализуем целую серию проектов, которые особенно важны для РЖД с учетом гигантских пространств Российской Федерации и протяженности железных дорог. Фактически Интернет вещей открывает для РЖД новую телеметрию, «переизобретает» ее, дает возможность построить цифрового двойника инфраструктуры на абсолютно новом уровне: вы не просто опосредованно получаете информацию о проектном и текущем состоянии какого-то участка пути или объекта сети, а имеете данные обо всей сети в режиме онлайн. Раньше это было невозможно сделать в пределах разумной экономической эффективности, потому что классическая телеметрия построена на проводах и требует наличия электропитания. Современные же сети Интернета вещей построены на технологиях, которые позволяют охватывать до ста квадратных километров на одну базовую станцию. Один датчик может работать автономно от 5 до 10 лет. Использование этих простых элементов дает впечатляющий результат — живую инфраструктуру, реально демонстрирующую свое состояние онлайн, причем на всех участках. Особенно важна эта технология на Восточном полигоне.

Второе важнейшее направление, которым мы сейчас активно занимаемся, — новая цифровая среда сотрудников. В начале пандемии компания очень быстро перестроилась: в РЖД за 10 дней перевели на удаленную работу более 100 тыс. сотрудников. Это фантастический результат работы команды.

Но посмотрите, как теперь меняются тренды в экономике в целом. Огромное количество людей уже никогда не выйдут в офис, и очень скоро компании будут нанимать людей, которые никогда не работали в офисе и не собираются это делать. Мир очень сильно трансформируется. Технологии сначала развиваются, а потом создают новую потребность. Я уже не очень хорошо помню, когда последний раз был в магазине, так как покупаю продукты с доставкой. Доставка существовала и несколько лет назад, но массово люди ею не пользовались, так что дело даже не в самой технологии, а в ее принятии. Технологии поменяли образ жизни, и теперь новые модели действий покупателей стали привычными и комфортными. Точно так же технологии поменяли образ действий работников, и сейчас понятно, что любому сотруднику необходимо цифровое рабочее место — целый комплекс технологий, в том числе и видеосвязи. Это означает, что мы должны предоставить максимальному количеству сотрудников удобные средства цифровой коммуникации, групповой кросс-функциональной работы в крупных системах, что сильно трансформирует сам бизнес.

При этом множество возможностей образуется вокруг каждой технологии, которую мы развиваем. Например, в РЖД реализовали массовое внедрение удобного корпоративного средства веб-коммуникаций на базе отечественного решения IVA R, и оно обрастает другими сервисами. Если я могу работать за компьютером удаленно, то почему не могу дистанционно производить другие операции, например инвентаризацию? И мы решаем задачу видеоинвентаризации. А контролировать стройку? И мы решаем задачу видеоконтроля строительства, а еще внедряем технологии телемедицины для предрейсовых осмотров и т. д.

Кроме того, с помощью сервисов веб-коммуникаций можно трансформировать образование, ведь железнодорожная инфраструктура — это пространство постоянного обучения. Сложная инженерная инфраструктура, особенно связанная с безопасностью движения, требует постоянного обучения, инструктажа и проверки знаний, чтобы не допустить нештатных ситуаций, которые повлияли бы на пассажиров или груз.

Все эти возможности, как созвездия, растут вокруг простой идеи: сотрудники должны коммуницировать по-новому. И это именно то, что сейчас трансформирует РЖД и чем мы занимаемся.

 

- Какие направления и формы обучения вы порекомендуете труженикам цифровой индустрии и в какие моменты карьеры?

Я рекомендую еще до прихода в ИТ-отрасль развивать свои знания, подтверждая их сертификациями. Считаю, что всем специалистам по эксплуатации важно знать концепцию ITIL, а экзамен ITIL Foundation или его аналог требуется сотрудникам уже на уровне Help Desk. Специалисту по эксплуатации важна «продвинутая» сертификация ITIL, в первую очередь по созданию сервисов.

Любому руководителю проектов и тому, кто стремится им стать, я рекомендую знать PMBoK. И это не ограничивается чтением книжки. Формальные знания желательно подтверждать сертификацией, хотя и не обязательно PMI.

Специалисты по разработке ПО (особенно начинающие), по информационной безопасности, тестировщики, cдавайте сертификационные экзамены по своему направлению. Это вам сильно поможет.

Руководителю, ведущему пул крупных ИТ-проектов и планирующему развиваться в области управления проектами, желательно получить диплом MBA по управлению информационными системами. Прохождение программы MBA — это способ влиться в команду топ-менеджмента, возможность ясно понимать происходящее и говорить на одном языке с управленцами. Это отличный инструмент, и руководителям проектных подразделений особенно целесообразно его использовать.

А кроме MBA, рекомендую всем «цифровизаторам» получать формальное образование в той отрасли, где они долго работают (транспорт, нефтегаз, телекоммуникации, госуправление). Эффект будет потрясающим, поверьте.

Как современным руководителям развивать компетенции в бизнес-информатике, чтобы эффективно работать в новой, цифровой экономической реальности России? Программа МВА Центра развития компетенций в бизнес-информатике (ЦРКБИ) Высшей школы бизнеса НИУ ВШЭ (ранее — Высшая школа бизнес-информатики) — одна из лучших в России. Эта программа одной из первых в стране была аккредитована Национальным Аккредитационным Советом делового образования РФ.

В ЦРКБИ преподают авторитетнейшие специалисты ИТ-рынка, которые воплощают в практику бизнеса то, о чем они говорят в аудитории. Главный принцип – обучение через действие, применение полученных теоретических знаний на реальной практике обучаемых. Все учебные задания и проекты имеют прикладной характер, а тематику практических заданий и выпускных работ слушатели определяют сами, исходя из своих задач и интересов.

Не случайно ЦРКБИ стал лидером рейтинга востребованности выпускников в категории информационные технологии по версии HeadHunter 2017-2018 гг.

Подробнее о программе MBA 


Теги: ИТ-образование и обучение Интернет вещей MBA РЖД НИУ ВШЭ Цифровая трансформация


На ту же тему: